С 2019 года Офтальмологический центр Зрение оказывает помощь благотворительному фонду Гуманитарное Действие, а именно его медицинскому центру.

В сентябре 2020 года мы уже рассказывали о проведенной операции жителю Ночлежки – Александру Сергеевичу.

На днях у Александра Сергеевича прошла операция на второй глаз – теперь зрение “как в молодости” не мечта, а реальность! Желаем крепкого здоровья и всех благ не только подопечному, но и всем неравнодушным сотрудникам.

Воспоминания сотрудников Благотворительной больницы. С чего всё начиналось:

Александра Сергеевича мы встретили на дежурстве в Ночном приюте Ночлежки.
Его приводили товарищи: он не видел совсем ничего. Катаракта. Проблема с глазами банальна и легко решаема операцией, если ты домашний человек и у тебя есть документы. Но дело в том, что паспорта у него не было со времен Союза, и на их восстановление мог уйти год, а то и больше.

На одном из дежурств, чувствуя, что он падает духом, я сказала ему о небольшом шансе прооперироваться в частной клинике.
Сказала, понимая, что рискую зря его обнадежить. А клиника не подвела.

Этой же весной, незадолго до нашей встречи с Александром Сергеевичем, клиника “Зрение” предложила помощь: брать на операции наших подопечных. В первую очередь тех, кто лишен документов, а, значит, и шанса восстановить зрение в рамках ОМС. Алина, главная медсестра в клинике, курирует благотворительное направление центра. Алина — боец. Хрупкая и красивая:) Я знаю, что ей важно делать медицинскую помощь доступной для всех. И как же ценно, когда это не просто красивые слова. Как она всё успевает, для меня загадка. Она говорит, что иногда устаёт. А взгляд живой, искрящийся.

Потом случились несколько месяцев коронавирусной паузы и сомнений: а получится ли у клиники выстоять и не потерять возможность заниматься благотворительностью. Александр Сергеевич на приемах иногда спрашивал, тут ли Аня? Подтекстом звенел вопрос: есть ли новости об операции? Кроме неподходящего по размеру костыля вместо трости я ничем не могла ему помочь. Отвечала: “Мы здесь.”
И вот двадцать восьмое сентября. Слушаю аудиосообщение от Алины: операция прошла хорошо. Голос у неё спокойный, сдержанный, как будто ничего не произошло особенного. А мне хочется прыгать и кричать: “Победа!” кого, над кем, непонятно, просто победа:)

Сейчас Александр Сергеевич живет в Покровской общине. Блуждая по тёмным питерским колодцам, заглядываем в светящееся окно: на стенах яркие рисунки и керамические поделки — нашли. Нас встречает женщина в белом халате. Бдительно следит, как мы размазываем по рукам антисептик. Она напоминает мне воспитательницу в детском саду. Не столько внешне, сколько по манере говорить о своих подопечных.

— Он же после операции не сразу прозрел, вечером видел цветные квадратики. Таким счастливым выглядел, всё перечислял цвета. А на утро как закричал: “Я тебя вижу, я вижу!” И все стали подбегать и спрашивать: “А меня видишь, а меня?” А он всех по голосу узнавал и разглядывал, будто заново знакомился. Представляете, какое счастье?”

Оказалось, что я совершенно не умею брать интервью. От слова совсем. Мы просто сидели напротив Александра Сергеевича, я и Ефросинья с фотоаппаратом, и смотрели. Она – с целью сделать кадр, поймать взгляд. Я — просто радуясь. Пыталась выведать факты его биографии и планы на будущее. Фигушки, не вышло:) Зато удалось понять, о чём его душа.

— Расскажите пожалуйста, что-нибудь о себе.
— Вам я расскажу всё что угодно, вы мне так помогли, все вы.

Слова простые, голос — нет. Так благодарят за спасенную жизнь. На секунду мне хочется, чтобы в стене появилась дыра, и я в ней исчезла. Но понимаю, что эта благодарность — всем, а мы тут, чтобы её принять и передать.

— Знаете, вот я всё думаю, мечтаю, что, когда реабилитируюсь, позвоню старым друзьям, расскажу им о вас. Я уверен, им захочется поддержать ваши проекты. А сейчас я могу поговорить с вами на любую тему. Что вам интересно? История, кино, фотография?

Александр Сергеевич — искусствовед. Занимался поиском редкой литературы, составлял библиотеки для известных людей. Очень много читал. Хочет снова заниматься книгами. И делиться знаниями.

Спрашиваю, кто возил его на прием в клинику, когда он не видел. Оживляется: “Ася, она меня везде водила. После операции я стоял и ждал её, а её всё не было. Какой-то мотоциклист с рёвом припарковался у клиники, слез, пошел на меня. Снял шлем, и я вижу: это же моя Ася. Вот я тогда был удивлён”. Смеётся.
Ася Суворова — соцработник Ночлежки. Когда Александр Сергеевич говорит про неё, его глаза светятся.

Меня спрашивают, а достаточно ли целесообразна вся эта благотворительная суета? Не слишком ли много уходит на неё человеческих ресурсов?

Ну что тут ответишь? Человек не видел и не имел шансов официально получить помощь. Теперь видит. Теперь знает, что вокруг есть люди, готовые помочь. Не выясняя, сам ли он виноват в своих бедах.
Стоило ли это всей этой суеты?
Каждый решает сам.

Текст: Анна Матвеева

Не можете приехать в клинику или вопрос носит плановый характер?
Вы можете воспользоваться информационной услугой
«Онлайн консультация офтальмолога».